Постановление президиума Тверского областного суда

 Дело № 44-у-107/2016

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума Тверского областного суда

город Тверь 19.09.2016

 

Президиум Тверского областного суда в составе: председательствующего Карташова А.Ю.,

членов президиума: Масловой Л.И., Аксеновой О.В., Каневской Г.В., с участием заместителя прокурора Тверской области Никифорова С.А., осуждённой Мухамедшиной А.Э. посредством видеоконференцсвязи, защитников - адвокатов Рыбка П.Б., Хозинского А.Н., при секретаре Веселовой О.О., рассмотрел в судебном заседании дело по кассационной жалобе адвоката Рыбка П.Б. в защиту осуждённой Мухамедшиной Александры Эвальдовны на приговор Пролетарского районного суда города Твери от 12.04.2016, которым

Мухамедшина Александра Эвальдовна, родившаяся 24.10.1988 в г. Калинине, несудимая, осуждена к лишению свободы:

  • по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на срок 08 лет;

  • по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на срок 08 лет;

  • по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ на срок 01 год 06 месяцев;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 08 лет 01 месяц с отбыванием в исправительной колонии общего режима,

Мухамедшин Руслан Ревкатович, родившийся 20.04.1984 в г. Кохма Ивановской области, гражданин РФ, судимый:

09.09.2009 Центральным районным судом г. Твери по п. «а», «г» ч. 2 ст. 161, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на срок 05 лет 06 месяцев;

17.09.2009 Московским районным судом г. Твери по ч. 1 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 02 года, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание путём частичного сложения с наказанием по приговору от 09.09.2009 в виде лишения свободы на срок 06 лет,

  1. освобождён от наказания условно-досрочно на основании постановления Боровичского районного суда Новгородской области от

  1. на срок 05 месяцев 15 дней, осуждён к лишению свободы:

  • по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на срок 09 лет 06 месяцев;

  • по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на срок 11 лет;

  • по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ на срок 02 года;

  • на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет 01 месяц с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

мера пресечения Мухамедшину Р.Р. и Мухамедшиной А.Э. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - в виде заключения под стражу, срок отбытия ими наказания исчислен с 12.04.2016, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с

  1. по 11.04.2016 включительно;

определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены Дегтярев В.А. и Урбан М.В., кассационные жалобы в отношении которых не принесены.

Осуждённым Мухамедшиным Р.Р. кассационная жалоба также не принесена, приговор в отношении него проверяется в порядке ч. 1 и 2 ст. 401.16 УПК РФ.

В апелляционном порядке приговор суда не обжалован, вступил в законную силу 26.04.2016.

Заслушав доклад судьи Воронцова В.А., изложившего обстоятельства дела, доводы кассационной жалобы и мотивы постановления о её передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, мнение осуждённой Мухамедшиной А.Э., защитника Рыбка П.Б., Хозинского А.Н. поддержавших доводы жалобы, заместителя прокурора Тверской области Никифорова С.А., полагавшего состоявшиеся судебные решения не подлежащими изменению, президиум Тверского областного суда установил:

Мухамедшин Р.Р. и Мухамедшина А.Э. признаны виновными:

  • в незаконном сбыте наркотического средства группой лиц по предварительному сговору;

  • в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере группой лиц по предварительному сговору;

  • в совершении финансовых операций с денежными средствами, приобретёнными в результате совершения ими преступлений, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, группой лиц по предварительному сговору.

Незаконный сбыт и покушение на незаконный сбыт наркотического средства совершены ими 20.05 и 26.06.2015 в г. Твери при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Легализация денежных средств, согласно приговору, совершена ими в период с 25.05 по 26.06.2015 в г. Твери при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Мухамедшин Р.Р. и Мухамедшина А.Э. вину в части незаконного оборота наркотиков признали, в части легализации - не признали.

В кассационной жалобе адвокат Рыбка П.Б. просит приговор суда изменить, уголовное преследование Мухамедшиной А.Э. по ст. 174.1 УК РФ прекратить в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, а также применить при назначении наказания по эпизоду от 20.05.2015 положения ст. 64 УК РФ, снизив срок наказания.

Не оспаривая правильность оценки доказательств, установления фактических обстоятельств и квалификацию действий Мухамедшиной А.Э. по эпизодам от 20.05 и от 26.06.2015, указывает, что суд не учёл обстоятельство, смягчающее наказание, предусмотренное п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ, показания обвиняемой, ряда свидетелей и самого Мухамедшина Р.Р. о том, что она занималась продажей наркотических средств по принуждению. Сославшись на сложившиеся между супругами отношения, суд не указал, как это повлияло на наказание.

Также при назначении наказания по эпизоду от 20.05.2015 суд не применил ст. 64 УК РФ, хотя применил данные положения закона по эпизоду от 26.06.2015, приняв во внимание состояние здоровья Мухамедшиной А.Э. и её матери, то есть при наличии аналогичных обстоятельств назначил разное наказание, не учтя наличие хронических заболеваний по эпизоду от

  1. и вес наркотического средства, сбытого в этот день, что указывает на меньшую степень общественной опасности этого преступления.

Полагает, что вывод о виновности Мухамедшиной А.Э. в совершении преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, не основан на исследованных доказательствах, доказательств приобретения ею какого-либо имущества с целью придания законности сделки в приговоре не приведено.

Считает, что суд ухудшил положение осуждённой, выйдя за рамки предъявленного обвинения, поскольку согласно обвинительному заключению размер денежных средств, полученных от продажи наркотиков 20.05 и 26.06.2015, составил 1 000 рублей. Других фактов сбыта наркотических средств не установлено. Таким образом, вывод суда о легализации более 400 000 рублей не основан на собранных по делу доказательствах.

Приводя положения п. 3 и 11 постановления Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32, отмечает, что судом не установлено, какая именно из этой суммы получена от продажи наркотических средств, хотя Мухамедшина А.Э. пояснила, что на «киви кошелёк» поступала её зарплата, и возвращались долги. Вывод суда о том, что её зарплата составляла 20 000 рублей, однако подобных сумм на банковских картах не имеется, не учитывает, что осуждённая не утверждала, что всю зарплату сразу переводила на карты. Кроме того Мухамедшин Р.Р. пояснил, что работал и зарплату переводил на имеющиеся в их распоряжении банковские карты.

Не дано оценки показаниям Мухамедшиной А.Э. о том, что она тратила полученные от продажи наркотических средств денежные средства на личные цели - одежду, еду.

Считает, что действия Мухамедшиной А.Э. по использованию банковских карт, зарегистрированных на Шимову Ж.В. и Мухамедшина Р.Р., не образуют состава данного преступления, так как операции по ним проводились как часть конспиративных мероприятий для сокрытия данных средств, а не для их легализации.

Изучив кассационную жалобу и материалы уголовного дела, президиум приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такого характера нарушения норм материального и процессуального права допущены по данному делу.

Судом 1-й инстанции при соблюдении принципа состязательности сторон, в соответствии со ст. 273-291 УПК РФ, исследованы представленные сторонами и имеющиеся в уголовном деле доказательства.

Всем доказательствам по делу судом дана тщательная оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для вывода о виновности Мухамедшиной А.Э. в незаконном сбыте наркотического средства, а также в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, совершённых группой лиц по предварительному сговору.

Правильность оценки доказательств по делу, установления фактических обстоятельств и квалификация её действий в этой части стороной защиты не оспариваются и сомнений не вызывают.

Наказание осуждённой назначено в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ, с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о её личности, о влиянии наказания на её исправление и на условия жизни её семьи, обстоятельств, смягчающих наказание, к которым отнесены явка с повинной, признание вины, сотрудничество со следствием, выразившееся в способствовании расследованию преступлений, наличие хронического заболевания, тяжёлое заболевание её матери, и отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание.

Данные о том, что Мухамедшина А.Э. ранее не судима, трудоустроена, потребителем наркотических средств не является, а также о сложившихся между супругами отношениях, были известны суду и учитывались при вынесении приговора.

Доводы жалобы о совершении преступлений Мухамедшиной А.Э. в силу физического или психического принуждения со стороны Мухамедшина Р.Р. не основаны на материалах дела.

Так, данные преступления совершены Мухамедшиной А.Э. в составе группы лиц по предварительному сговору с Мухамедшиным Р.Р., что установлено судом на основании исследованных доказательств и подробно мотивировано в приговоре. Наличие её собственного добровольного согласия на первоначальном этапе на участие в преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, не отрицалось самой осуждённой.

Таким образом, у суда не имелось оснований для признания в качестве смягчающих её наказание обстоятельств, указанных в п. «е» ч. 1 ст; 61 УК РФ.

Учитывая совокупность указанных обстоятельств, суд пришёл к выводу о необходимости назначения Мухамедшиной А.Э. основного наказания в виде лишения свободы с реальным отбыванием, мотивировав свои выводы.

Возможность применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую, ст. 73 УК РФ об условном осуждении и ст. 64 УК РФ о назначении менее строгого наказания по эпизоду от 20.05.2015 обсуждалась судом и обоснованно была отвергнута.

Вопреки доводам жалобы применение судом положений ст. 64 УК РФ при назначении наказания за преступление от 26.06.2015 обусловлено необходимостью учёта помимо положений ч. 1 ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ совокупности иных смягчающих обстоятельств с целью выполнения требований ст. 6 УК РФ о справедливости наказания. При этом применение этих положений закона является правом, а не обязанностью суда и относится к обстоятельствам конкретного преступления, а не к лицу, его совершившему.

В то же время совокупность смягчающих наказание обстоятельств, указанных в приговоре, позволила суду назначить Мухамедшиной А.Э. минимальный срок наказания по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, оснований для назначения наказания ниже данного срока не усматривается.

Вид исправительного учреждения, в котором осуждённой надлежит отбывать наказание, назначен правильно.

Нарушений норм Общей части УК РФ при назначении наказания в этой части не допущено, назначенное наказание является справедливым.

Вместе с тем, при осуждении Мухамедшиной А.Э. и Мухамедшина Р.Р. по ст. 174.1 УК РФ судом допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права.

Квалифицируя их действия по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ как совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретёнными в результате совершения ими преступлений, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, группой лиц по предварительному сговору, суд не дал оценки установленным им существенным обстоятельствам данного дела и не учёл, что преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ, относится к преступлениям в сфере экономической деятельности, соответственно составообразующим элементом этого преступления является цель вовлечения денежных средств и иного имущества, полученного в результате совершения преступления, в легальный экономический оборот.

В связи с этим под легализацией денежных средств и иного имущества, полученных в результате преступления, понимаются не просто финансовые операции и сделки с имуществом, полученным преступным путём, но такие операции и сделки, целью которых является придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению ими с вовлечением в легальный экономический оборот, что отличает уголовно наказуемую легализацию от основного преступления, совершаемого с использованием финансовых институтов.

Кроме того, совершение таких финансовых операций и сделок с имуществом, полученных преступным путём, в целях личного потребления также не образует состава легализации (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32), на что верно обращено внимание в кассационной жалобе.

С учётом этого, по делам о незаконном обороте наркотиков и легализации полученных от этой деятельности денежных средств необходимо отличать финансовые операции, целью которых является конспирация как способ получения дохода от незаконного оборота наркотиков, что охватывается соответствующими составами преступлений, предусмотренными главой 25 УК РФ, от финансовых операций, целью которых является придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению такими денежными средствами с последующим вовлечением их в легальный экономический оборот (внесение в уставный капитал организации, на банковский счёт или вклад, покупка активов, приносящих доход, покупка и последующая продажа товаров, выполнение работ, оказание услуг и пр.).

Из описания данного преступления, признанного судом доказанным, усматривается, что Мухамедшин Р.Р. и Мухамедшина А.Э., совершая переводы денежных средств, поступивших на электронные кошельки от продажи наркотиков, на банковские карты, зарегистрированные как на Мухамедшина Р.Р., так и на других лиц, действовали в целях конспирации и последующего их обналичивания, а в дальнейшем тратили их по личному усмотрению.

Подсудимые также последовательно утверждали, что полученные таким образом денежные средства они тратили на личные нужды.

Ни из содержания приговора, ни из материалов дела не усматривается, что денежные средства от продажи наркотиков переводились осуждёнными с электронных кошельков на банковские карты с целью вовлечения их в последующем в легальный экономический оборот.

То есть, по делу установлено, что перевод покупателями наркотиков денежных средств на электронные кошельки, используемые Мухамедшиной А.Э. и Мухамедшиным Р.Р., являлся средством конспирации, а перевод этих денежных средств с электронного кошелька на банковскую карту - способом обналичивания денежных средств, вырученных от продажи наркотиков, что входит в объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст.228.1 УК РФ.

Кроме того, включив в сумму денежных средств все средства, поступившие на электронные кошельки в период с 20.05.2015 по 26.06.2015, и расценив показания Мухамедшиной А.Э. о наличии иных источников поступления денежных средств на электронные кошельки, помимо продажи наркотиков, как способ защиты от предъявленного обвинения, суд фактически эти доводы не опроверг, оставив неустранимые сомнения в том, что источником всех указанных денежных средств являлась продажа наркотиков, которые в соответствии со ст. 14 УПК РФ подлежат толкованию в пользу осуждённых.

При таких обстоятельствах следует признать, что осуждение Мухамедшина Р.Р. и Мухамедшиной А.Э. за легализацию является необоснованным, уголовное дело в отношении них в этой части подлежит прекращению за отсутствием в их действиях состава преступления с признанием за ними права на реабилитацию.

При решении вопроса о соразмерном снижении назначенного осуждённым по совокупности преступлений наказания президиум учитывает, что Мухамедшиной А.Э. по совокупности преступлений с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения назначено наказание в виде лишения свободы на срок 08 лет 01 месяц, тогда как срок наказания за преступления, предусмотренные п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, составляет 08 лет лишения свободы, за каждое.

Также Мухамедшину Р.Р. по совокупности преступлений с применением тех же правил назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет 01 месяц, тогда как за наиболее тяжкое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, назначено 11 лет лишения свободы.

Согласно ч. 1 ст. 72 УК РФ сроки лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, однако снижение наказания, назначенного осуждённым по совокупности преступлений, на 01 месяц в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ невозможно.

Поэтому президиум в соответствии со ст. 6 УК РФ в целях справедливости и в интересах осуждённых считает необходимым исчислить назначаемое им по совокупности преступлений наказание в годах и днях.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, президиум Тверского областного суда постановил:

Кассационную жалобу адвоката Рыбка П.Б. в защиту осуждённой Мухамедшиной Александры Эвальдовны удовлетворить частично.

Приговор Пролетарского районного суда города Твери от 12.04.2016 в отношении Мухамедшиной Александры Эвальдовны и Мухамедшина Руслана Ревкатовича в части осуждения Мухамедшина Р.Р. и Мухамедшиной А.Э. по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ отменить, производство по уголовному делу в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления, признав за Мухамедшиным Р.Р. и Мухамедшиной А.Э. в этой части право на реабилитацию.

Мухамедшиной А.Э. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, путём частичного сложения окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на срок 08 лет 20 дней с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Мухамедшину Р.Р. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, путём частичного сложения окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет 20 дней с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор Пролетарского районного суда города Твери от 12.04.2016 в отношении Мухамедшиной Александры Эвальдовны и Мухамедшина Руслана Ревкатовича оставить без изменения.

Настоящее постановление может быть обжаловано в соответствии со ст. 401.3 УПК РФ в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Первое адвокатское бюро в Твери

с 2005 г.

Яндекс.Метрика